October 11th, 2013

(no subject)

В свете сегодняшних новостей, скажу честно, захотелось послать все лесом, да и уйти из писательства. Однако, хвост я белый и пушистый, или отставной инспектор Пограничной Службы?! Так что...

Танк горел. Дым валил тугими клубками. Кое-где, сквозь черноту пробивались ярко-рыжие язычки пламени. Налетавший порывами ветер старался растянуть плотную завесу. В искореженном остове, казалось, пылала даже броня, стекая блестящими каплями на изодранную широкими гусеницами землю. Но вот тот, что стоял чуть правее, казался нетронутым безжалостным духом Огня. Разве что стволы орудий бессильно повисли из обтекателей.
Бой уже давно сместился в сторону. Взрывы грохотали в паре километров отсюда, в районе Рыбхоза. там, судя по непрерывной стрельбе, “Черные” пошли в контратаку, надеясь выбить десантников, захвативших еще ночью удачным броском столь удобную точку.
Сержант Рикман попытался улыбнуться. Пересохшие губы тут же начали болезненно трескаться, давя неуместную улыбку в зародыше.
Пусть атакуют. “Черных” ждут их же собственные мины, снятые саперами капитана Гладкова прошлой ночью у Сухой Балки. Нельзя про маскировку забывать! Еще бы над каждой табличку повесили: “Ценный продукт. Применять супротив хозяев”. А кроме мин, которые, если разобраться, все же оружие достаточно пассивное, и во многом, основанное на везении, “Черных” ждал большущий и очень неприятный сюрприз.
Мореманы потеряли на проклятом баре два мотобота сразу. Третий же, ослепительно белые лучи прожекторов нащупали не сразу. И фонтаны разрывов лишь с ног до головы обдали сгуртовавшихся на палубе пехотинцев...
Отчаянно матерящийся десант, и, почуявший, что назад в море им уже не выскочить, экипаж, сумели сотворить еще одно маленькое чудо, коих на плацдарме происходило множество. Они сумели не только выгрузить, но еще и дотащить до берега, не искупав в ледяной воде, все три десятка “кулак-патронов”.
И теперь, ручные установки, чьи ракеты, управляемые умелым стрелком, могли на выбор лишить комара правого или левого яйца с расстояния в полтысячи метров, делали свою работу, прожигая кумулятивными струями броню танков с “балкенкройцем в квадрате” на круглых бортах.
Сквозь разряды статики, непрерывно хрустящих в наушниках, с трудом просочились обрывчатые слова команды. Сержант хотел было сплюнуть, но сухости в горле могла позавидовать и какая-нибудь Сахара. Вот же парадокс мироздания. Воды кругом - целое море. А от жады подохнуть - как два пальца обоссать...
Поэтому, Рикман только махнул рукой и первым вскарабкался на бруствер. Камешки скрипели под немалым весом. Сержант чертыхнулся когда, вроде бы надежная опора уехала из под ног, чуть было не грохнулся мордой об опаленные камни.
Но переживать времени не осталось. “Черные” повадились свою подбитую технику добивать ударами артиллерии. Поэтому, надо было спешить...


П.С. С Керченско-Эльтигенской операцией сходство исключительно в географии.