January 5th, 2013

Дети Гамельна

Оригинал взят у red_atomic_tank в Дети Гамельна
Предыдущая история получилась с изрядной долей юмора. А эта почти лиричная...
______________________________

О пользе чтения


Невелик город Дечин, что раскинулся на Лабе. И ничем особо не приметен, ни в людской памяти, ни на казенных документах, что увешаны тяжкими печатями. Ну, разве что припомнит кто-нибудь Дечинский замок, стоящий над слиянием Лабы и Плоучницы. Но опять таки, мало ли в Чехии замков достойных, со славной историей? Вот именно, предостаточно. Так и живет себе город, плывут по Лабе-Эльбе в Саксонию баржи с зерном, да и обратно, бывает, приходят. Как у всех, в общем, ни взлетов особых, ни падений. И слава Богу!
Три человека с удобствами разместились за широким дубовым столом в небольшом зале. Ранее тот служил оружейной комнатой, а теперь был пуст и светел, благодаря узкому, но высокому – от самого пола до высокого сводчатого потолка – окну. Двоих собеседников с одного взгляда следовало причислить к монашескому сословию, только орден определить было бы затруднительно, в одежде не было ни единой подсказки. Монахи и все. Третий же на божьего человека не походил никоим образом.
- Гунтер Швальбе, я отлично понимаю, что тебе чихать на весь Совет прямо с макушки Снежника, который в наших местах есть наивысочайшая вершина, - выговаривал первый монах, длинный и худой, с узким желчным лицом. - Но хоть не зевай, в самом деле. Капитан, мать твою за ногу, я со стеной общаюсь?!
- Простите, Отец Лукас, – отозвался капитан Швальбе. Покаянный голос никак не вязался с очередным зевком, от которого, казалось, челюсть вот-вот вывихнется. – Не пойму, чего вы так прицепились, ведь пасть закрываю. И даже не кулаком, а как воспитанный человек – перстами сомкнутыми. Так что, воздуся местные не огоскверняю никоим образом, оные в целостности остаются.
- Поганец! – крик Отца Лукаса взмыл над небольшим залом, исторгнутый едва ли не из самих глубин оскорбленной души. – Епитимью строгчайшую! И в колодки его! Шлялся, стервец, по борделям пражским, а нынче Совету сказки рассказывать начнет! Тебя где черти носили два полных месяца?
- Отец Лукас…. – упитанный и на вид крайне добродушный Отец Йожин с укоризной взглянул на кричащего. – Зачем требовать от Гунтера подробного рассказа о том, кто и где его носил? Ведь в этом случае, на волю могут выбраться факты, порочащие какую-нибудь царственную особу. Ведь так, капитан? – с этими словами святой отец заговорщически подмигнул капитану, стоящему посреди зала.
- Ваша проницательность не знает границ, Отец Йожин! – картинно раскланялся Швальбе, подметая шляпой истертый паркет. Учитывая, что «обвиняемый» так и не встал с резного деревянного стула, жест выглядел в высшей степени легкомысленно и, мягко говоря, невежливо. – Пусть простит меня Отец Лукас, но подробный отчет получит руководитель моего скромного направления, а не весь Совет. Уж простите, но так велит буква Устава. Кто я, дабы нарушать сии мудрости, кровью многих поколений написанные?!
- Направления! Ишь ты, ландскнехтья морда, слов всяких умных выучил! – злобно фыркнул Отец Лукас и, похоже, только сейчас сообразил, что уже не первый раз осквернил уста словами, недостойными особы духовного звания.
- Уберите этого шута из Зала, Йожин, я вас прошу! – с этими словами высокий и тощий монах набожно размашисто перекрестился и демонстративно занялся стопкой пергаментов на столе. – И держите его подальше от меня!
Collapse )