December 25th, 2012

Навеяло, так сказать...

Оригинал взят у mos_art в post
Надо Госдуме быть более амбициозной и принять "Список Колумба", в котором постулировать принадлежность Америки Западной Индии испанской короне и признать всех WASP-ов, приехавших туда с 1611 года нелегальными эмигрантами, подлежащими депортации к месту постоянной регистрации (Обаму в Кению, Клинтонов в Ирландию)

"Пес Дикой Охоты"

Очередная глава нашей книги готова. Практически)))

Оригинал взят у red_atomic_tank в Дети Гамельна
Дождь шел третий день подряд, не давая ни часа передышки. Изредка неистовая стихия давала робкую надежду на прекращение потопа, слегка утихая, но затем неизменно усиливала напор водяного молота. То был именно дождь. Ни грозы, ни грома, ни молнии. И от этой тоскливой монотонности ливень казался еще более удручающим и безнадежным.
Кони скользили копытами в липкой грязи, подковы изредка стучали о мелкие камешки, таящиеся под водой. Сержант отчаянно ругался, поминая всех святых, порою костеря даже языческих богов. Но, похоже, его ярость только веселила своей бессмысленностью черную завесу туч. Да и второй всадник фыркал на каждом удачном загибе, уже не стараясь прятать смех.
- Мир, может, хватит ерундой страдать, а? И без тебя тошно! – с этими словами Швальбе сдернул шляпу, двумя движениями выкрутил ее и снова нахлобучил на голову. Выкручивал скорее для порядка, поскольку бесформенный ком с жалобно обвисшими полями уже ни от чего не защищал. – От твоей ругани теплее и суше не становится.
- Гунтер, а иди ты на …! – сержант Мирослав поперхнулся на ключевом слове, сообразив в последний момент, что приятельство приятельством, но есть и границы, кои нарушать не стоит. - И советы с собой забирай!
Сержант пришпорил коня. Толку из этого, конечно, получилось мало. Грязь доходила коню почти до бабок, и весь порыв бесславно кончился через пару минут. Животное грустно заржало, призывая всадника к милосердию и здравому смыслу.
- Ненавижу Францию! – Вскинув лицо навстречу дождевым струям, заорал Мирослав. – И дождь ненавижу! И долбанную осень тоже!
- А деньги? – ехидно полюбопытствовал Швальбе, который воспользовался остановкой, и догнал слегка вырвавшегося вперед напарника. – Деньги ты любишь, мой дорогой сержант?
- Нет. Сами деньги я не люблю, – неожиданно спокойным голосом ответил Мирослав. – Я люблю их количество.
- Вот и не ори. Герцог за консультацию выдал с избытком, - посоветовал капитан, снова выжимая шляпу. В процессе действия Швальбе грустно подумал, что, похоже, головному убору пришел конец. Всякой вещи есть свой срок, и шляпам тоже. Жаль, эта была хорошей, многое повидала на своем веку…
Разговаривать под дождем тяжело. Вода заглушала любые звуки, так надежно, что можно было пропустить засаду целой армии, не то, что малого отряда. И глаза залить норовила, и в рот попадала. Но молчать вторые сутки еще тяжелее, пусть даже и приходилось ежеминутно отплевываться. Сержант подумал с минуту, и накинул капюшон плаща. Толстая мокрая ткань тяжело легла на голову, но избавила от прямых струй ливня. Не сказать, чтобы от этого полегчало, но хоть какое-то разнообразие.
Мирослав представил, сколько потом придется возиться с оружием, высушивая, полируя, уберегая от ржавчины, и совсем огорчился. Он искоса глянул на небо, пытаясь разглядеть вечернее солнце, которое теоретически еще должно было там находиться. Но предсказуемо не нашел и решил продолжить беседу.
- Странно, вообще, все получилось, – кони шли бок-о-бок, и можно было не напрягать горло, пытаясь докричаться до товарища. – Такие деньги, и всего лишь за какого-то оборотня? Да и то, даже не ловили, а так, пару советов. Не стоит это столько. И не стоило.
Швальбе наставительно поднял палец, словно рассекая водяную стену, и ответил:
- Не просто оборотня, а оборотня из Дикого Поля. Османы специально его у тамошнего правителя за сундук золота купили, чтобы изничтожить коварным образом благороднейшего из французских христиан.
Collapse )