October 31st, 2012

(no subject)

Никто, кроме нас

Распяленная для просушки шкура внушала уважение пополам со страхом. Ну и изрядной долей удивления. Не каждый раз видишь волчью шкуру, на которой мех прерывается совершенно лысыми частями. Притом, вовсе не изъеденным лишаем или еще какой пакостью, а видно, что природными.Впрочем, для понимающего человека, какой-либо особой сложности такая задача не представляла. Дело такое, что, и последнему дураку понятно. Если, конечно, дурак сей, с детства живет в Шварцвальде, а не приблудился с благословенных земель Аппенинского полуострова.
Если волчий мех перемежается голыми частями, значит, не зверя затропили умелые охотники. А существо в разы более мерзкое — вервольф. Греховное порождение блуда, человек, продавший душу за умение оборачиваться зверем, верный слуга Диавола, тварь, алкающая крови и плоти мирных людей, хитроумное создание, средь людей живущее, и много других эпитетов, приличных даже сладкозвучным песням труверов и прочих миннезингеров...
Да и дурная слава слишком уж много приписывает, по большей части дейсвуя по принципу «Кто же трех лесорубов в лесу заел, кости разбросал, а ни денег, ни топоров не нашли?! Вервольф в паскудности своей, и больше никто!». Докапываться до истинных причин никто не будет. А значит, никто и не увидит на лесной тропке вереницу следов тяжелогруженных коней, сопровождаемых отпечатками лап молоссов...


Collapse )