August 28th, 2011

«Герр Швальбе, герр Швальбе, любимый мой….»

Невелик город Дечин, что на Лабе раскинулся. И ничем особо не приметен. Ни в памяти людской, ни на документах казенных, тяжкими печатями увешанных. Так, двенадцать на дюжину. Разве, припомнит кто Дечинский замок. Но снова таки, мало ли в Чехии замков достойных, с историей славной? Вот-вот. Предостаточно. Вот и живет город себе. Плывут по Эльбе в Саксонию баржи, да и обратно, бывает, приходят. Как у всех, в общем. Ни взлетов особых, ни падений. И, слава Богу!
- Гунтер, я отлично понимаю, что тебе чихать на весь Совет прямо со Снежника, благо, высокий он. Но хоть не зевай, в самом деле. Капитан, мать твою, я со стеной общаюсь?
- Простите, Отец Йожин. – Ответил капитан Швальбе, зевнув так, что, показалось, будто челюсть вывихнется. – Не пойму, чего вы так прицепились, ведь куртуазность соблюдена – пасть кулаком закрываю. Так что, воздуся местные не поганю ни коим образом, в целостности остаются.
- Поганец! – Взмыл над небольшим залом, оскорбленный крик Отца Лукаса. – Епитимью строгчайшую! И в колодки его! Шлялся, стервец, по борделям пражским, а нынче Совету сказки рассказывать начнет! Тебя где черти носили два полных месяца?
- Отец Лукас…. – С укоризной взглянул на кричащего, Отец Йожин. – Зачем требовать от Гунтера подробного рассказа о том, где и кто его носил. Ведь в этом случае, на волю могут выбраться факты порочащие какую царственную особу? Ведь так, капитан? – И заговорщески подмигнул капитану, стоящему посреди зала.
- Ваша проницательность не знает границ, Отец Йожин! – Картинно раскланялся Швальбе, подметая шляпой истертый паркет. – И, пусть простит меня Отец Лукас, но подробный отчет получит РУКОВОДИТЕЛЬ моего направления, а не весь Совет. Уж простите, но так велит буква Устава. Кто я, дабы нарушать сии мудрости, кровью многих поколений написанные?!
- Уберите этого шута из Зала, Йожин, я вас прошу! – Отец Лукас зарылся в стопку пергаментов на столе. – И держите его подальше от меня!
- Ну что, - Отец Йожин медленно поднялся со своего места, - думаю, уважаемый Совет не будет заставлять нашего лучшего капитана нарушать Устав?
Уважаемый Совет промолчал, давая понять, что спорить с Командором из-за такого пустяка не намерен.
- Вот и замечательно! – улыбнулся Отец Йожин. – Гунтер мне все доложит, а уж там я сам изберу меру наказания. Своей властью. И, конечно, поставив в известность остальных членов Совета.
- В колодки его! Смирению учиться! И праведности! – Пробурчал Отец Лукас. – А то знаем мы ваши наказания. Одна банда…. – Последнее, достопочтенный и многоуважаемый член Совета вслух проиносить не стал. Все-таки, Отец Йожин в не такой уж далекой молодости , сам изрядно зачистил Трансильванию, заставив местных кровососов, Гамельн и Дебич поминать с искренним страхом….

Капитан и Комондор расположились в одной из огромного количества замковых комнатушек. Расположились с удобствами. Разговор обещал долгим быть. А какой же длинный разговор на земле Чехии без пива? Да без «колена вепрева» с кнедликами? Да между двумя чехами по духу? Хоть и вели род из Нижней Саксонии, но за три с половиной сотни лет, любой станет истинным жителем своей земли.
Вот и сидели по всем правилам. Пили, ели, друг на друга посматривали, выжидая, кто же первым к делу перейдет. Наконец, когда пиво уже в глазах плескалось, Швальбе решился.
- Отец, тут такое дело получилось…. – И замолчал, собираясь с мыслями и подбирая слова.
- Да уж я понял, что получилось. И что именно «дело». – Отец Йожин все же рискнул влить в себя еще пару глотков. – Гунтер, может все-же перейдешь к подробностям?

Сложнее всего, оказалось оказаться в тех местах второй раз. Вроде бы и от Дечина с полторы недели конным будет. Но вот не получалось никак, и все…. То в Мюльдорф занесет, то вообще, в Нижние Земли. А то и пропадет бесследно боевой товарищ. Никак, короче говоря. Вот и пришлось, забыв о положенном порядке, ночью вывести коня да прогрохотать по Старомястскому Мосту, пока никто опомниться не успел. Доклада в Ратушу Швальбе не боялся. Кому положено, знали, что лучше не соваться в дела Дечинского Замка. Целее будешь. И ночью крепко спать. А уж пробовать подорожные спрашивать, местную стражу отучили еще при Крысолове.
Следов на камне уже не осталось. Капитан не удивился. Больше полгода прошло. Дождь, ветер, да и мало ли что. Может, камнеедка сожрала? Тварей всяких в горах полно. На всех припасено. На пару сотен лет вперед.
Ладно, направление примерно известно, довольно подробная карта нашлась в обширном архиве. Карте, правда, столько лет, что не всегда можно понять было, то ли изгиб ущелья, то ли какашка мушиная.
-Приветствую, тебя, рыцарь! – Швальбе чуть не оступился на крутом повороте. Хоть и ждал, но все равно нога ступила не туда, и вниз обрушилось преизрядно камней, оставив от тропы порожек с ладонь шириной. Капитан распластался по стене, переводя дыхание.
- Не ломай мои тропки, рыцарь! А то камень может случайно упасть на тебя, и я не узнаю, зачем столь достойный рыцарь, пробирается козьими тропами непонятно куда! – Голос был странен. То ли женский, то ли детский, но иногда взвизгивал не к месту.
- Да так, считай, случайно забрел! – Пропыхтел Швальбе. Капитан вжался в камни, и кое-как сумел проползти выкрошившееся место. – Мимо проходил, да и решил дорогу сократить.
- Удачно сократил. – Невидимка хихикнул. – И попал куда надо.
Перегородив узенькую тропку, шагнула из-за поворота огромная туша, заросшая серо-зеленым мехом.
- Матка Бозка…. – Прошептал капитан, а руки сами привычно сделали что надо. В складчатую рожу тролля уставились два пистолетных ствола, - сгинь, нечисть!
- Вот это поведение…. – Туша мягко села, гранитная глыба потерянно пискнула. – Сам пришел, сам полз, а теперь орет, чтобы я сгинула…. Нынешних рыцарей совсем не учат куртуазности, как погляжу. – Жеманно прикрыв красные глаза, закончила троллиха. – А на вид – подлинный Ланселот! Или Тристан!
- Тристан плохо кончил. - Швальбе засунул пистолеты за пояс. – Простите мою горячность, сударыня! Все известные источники описывали Вас несколько иначе. Вот и был сражен неописуемой прелестью Вашего вида.
Троллиха захихикала, уткнувшись в огромный кулак. – Ой, вы меня смущаете!
- Никоим образом не думал! - ответил Швальбе, мысленно содрогаясь от мысли о возможном будущем. Но сам взялся, никто на веревке не тащил….


Отец Йожин поперхнулся пивом и вытаращился на умолкшего сына.
- Гунтер, я все понимаю, и, сказать честно, даже немного завидую твоему успеху! Но, ТРОЛЛИХА?! После тех, кто был?
- Цель оправдывает средства. – Развел руками Швальбе. – Не близкий ли товарищ Крысолова это сказал?
- Сказал. Помню. Но…. – Отец Йожин вцепился в кружку, как в спасительное бревно посреди водоворота.
- Да и кто сказал, что что-то было? – Усмехнулся капитан. – Через себя не всегда удается перешагнуть. А дам, больших меня раза в три, опасаюсь с детства. Сами виноваты, папенька! С вашими вечными ошибками в выборе гувернанток.
- Кто-то любит попа, кто-то попадью, а кто и попову собаку. – Философски закончил Отец Йожин. – ну и что дальше как все повернулось?



А дальше? А дальше был долгий и вдумчивый разговор в пещере. Как удивленно заметил Швальбе, довольно уютной. Наверное, женское начало даже у троллей прорывается на первое место. Перед входом некое подобие цветника. Пол выстлан шкурами.
- Чистенько у тебя тут. Не возражаешь? – Капитан вытащил трубку и начал сосредоточено набивать, раздумывая над дальнейшим.
- Что ты, что ты! - Всплеснула лапищами троллиха. В ее исполнении женский этот жест смотрелся жутковато. – Т ыже гость! А гостю, особенно дорогому, можно многое! – и смущенно потупилась….
Вскоре на стол, которым был назначен самый плоский камень из множества, по пещере живописно расставленных. Кувшин вина, явно ворованный, несколько мелких птиц, поджаренных, а вернее, на скорую руку обугленных, немалый кусок хлеба и немного вяленного мяса.
- Угощайся. Мужчина должен много есть.
-Не человечина? – Потыкал дагой капитан.
-Как можно?! - Удивилась троллиха. – А если даже человечина, сможешь отличить? – И пытливо уставилась на Швальбе.
- Тоже верно. – Заключил капитан, и откромсал увесистый шмат. С удовольствием вгрызся.
Часа полтора спустя, когда на «столе» ничего не осталось, кроме крошек и мелких кусочков костей, троллиха перешла в наступление.
- Так волей кого из Богов, тебя сюда занесло?
Швальбе сыто рыгнул, поковырялся в зубах обструганной веточкой, выуживая волоконца мяса.
- Ты же не местная.
- Ну да…. Родилась здесь, но мой народ весь из Асгарда!
- Откуда?! – Чуть не поперхнулся Швальбе.
- Из страны Асов, рыцарь. Из страны мужественных воителей и прекрасных дев…. – Глазки троллихи затуманились. И оказались не такими уж красными.
- Кстати, о прекрасных девах. – Швальбе поднялся, отряхнул штаны. – Ясновельможная госпожа, выходите за меня замуж! - И упал на правое колено.
Троллиха остолбенела. – Ты, ты, серьезно?
- Ну, конечно! Только есть вопрос. У тебя есть табун лошадей, двенадцать мельниц с медными жерновами, шелковая рубашка без швов, и чудо-сабля с золотой рукоятью?
Хозяйка пещеры начала медленно вставать, закрывая собой выход. В лапах вдруг оказалась немалая палка.
- Нет. Зато у меня есть вот эта дубинка, которой я разобью твою наглую башку, курец заснеженный!
- А одна из твоих далеких сестер, что жила в Асгарде, все это обещала местному лэндскиперу, сиру Майнелигу, именно такое приданное. Вот и решил узнать, можно ли хоть на шелковую рубашку рассчитывать? А то вши уже надоели. Да, чуть не забыл, мы зовет ваш Асгард Норвегией.
Троллиха уронила дубинку и заплакала. Мутные слезы бежали по морщинистой морде, теряясь в складках….
-Нет у меня ничего!!!!
- Ну, хватит, хватит, пожалуйста! – Швальбе женщин умел из себя выводить. Но вот с утешением было плохо….


- И что?
- Да ничего. – Ответил Швальбе. – Успокоилась кое-как. Пришлось даже запасы «живой воды» разорять. Знаешь, никогда не пои троллих. Опасно.
-Вот только все равно, не могу понять. А смысл всего этого? – Отец Йожин задумчиво смотрел на сына, нарезающего окорок небольшим кинжалом.
- Хотел проверить одну легенду. – Кинжал спрятался в ножны на поясе. Блеснула золотом рукоять.
- И как? – Начал догадываться Йожин.
- Ты помнишь, чтобы у меня, что не получалось?
- Не припомню.
- Так вот. Можешь утешить Отца Лукаса, пусть вносит в свои реестры три мельницы около Ставангера. Еще девять нужно восстанавливать, но, думаю, для нашего бобра труда это не составит. Табун сейчас на выпасе, к Дебичу пригонят к первым холодам. Ну и могу тебя поздравить, отец. Дети Гамельна теперь в родстве с Подгорным Народом. По крайней мере, с норвежской королевской фамилией.
- И знаешь, - продолжил Швальбе, - легенда оказалась права. И из троллихи получается очень даже красивая женщина. Правда, тяжело быть женатым на бабе, которая тебя старше лет на четыреста. Но это ерунда, на самом деле….