irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Черная смерть. Продолжение

Начало

То ли паренек действительно провел самым кратким путем, то ли Сант-Эусторджио находилось недалеко. Как верно заметил когда-то, сержант Мирослав, по совершенно, впрочем, другому поводу – «Без бутылки не разберешься!». Ну, это не столь важно. Должны были прибыть – явились. Встречайте.
Делегация не подвела. Встретили у церковных ворот. Человек двадцать в черных рясах. Седые венчики волос, солнечные зайчики от гладко выбритых тонзур…
И обреченные глаза людей, смирившихся со смертью. Уже себя похоронивших.
Безмолвный жест, приглашающий за собой. Швальбе спрыгнул с коня и пошел вслед за все так же не издавшими ни слова монахами, что казались стаей огромных двуногих и бескрылых ворон.
- Эээ! – кинулся вслед за ними приблудившийся итальянец, ставший по воле Рока проводником
Его тут же поймали за плечи, развернули к себе лицом, и, дыша перегаром, смешанным с чесноком, сказали с непонятным акцентом:
- Малыш, мне глубоко все равно, что ты гроза квартала, и таскаешь за пазухой наваху из Толедо. Понял?
- Понял, – испуганно согласился Адольфино, мигом сообразив, что из сталньых клешей ему не вырваться. А вот, как же этот крепыш, что, казалось, проспал всю дорогу, успел все про него разузнать, он так и не понял….
- Тебе же капитан говорил, что мы обязались не скупать души?
- Говорил… - что же это такое… От страха поперек горла что-то стало намертво, и перекрыло дыхание. Нож испугался. Очень сильно.
- Но, умения-то остались. Вот и можем разглядеть даже в самом отброшенном отбросе жемчужное зерно! – все верно понял собеседник со странным говором. И что дышать перестал почти, и что руки задрожали…. - Только портки не замочи! Шучу я, – и расхохотался.
К нему присоединились и остальные из отряда загадочного капитана. Солдаты спешились, собрались тесной кучкой. С постоянной оглядкой на ворота – пошли по рукам фляжке. И Ножу перепало.
Хлебнул, закашлялся… Тут же получил несколько тумаков по спине. И маленький кусочек копченного мяса, чтобы закусить непривычное жжение во рту.
- Осторожнее, малыш! Вудка не вино! Крепких любит!
Наконец, Адольфино прокашлялся. И спросил у того, с акцентом который. Как услышать успел, все его сержантом называли….
- Сержант! – тронул Чиано его за рукав пыльной куртки из толстой кожи. Неуместной в жаре миланского лета.
- Га? – обернулся сержант. – Если до ветру сходить – так никто не держит. Дуй себе со всех стволов. Мы тут долго еще будем. А капитан Швальбе никогда не оставлял неоплаченных долгов!
После столь торжественной тирады, сержант горделиво выпятил грудь. Словно сам, из личного кармана, со всеми капитановыми должниками расплачивался. Или, присмотревшись к потертой рукояти даги, выглядывающей из сапога, скорее, назойливых должников прирезывая в темном углу….
Адольфино не стал задерживаться дольше необходимого. Не убегут, действительно. А если и убегут, ну что же. Милан не столь велик, чтобы Чиано Нож не нашел своих обидчиков. Хоть и те еще ребята. Тертые – перетертые. Не одна загубленная живая душа за плечами….
Все немцы – жадные сволочи, как дед говорил. Мир праху его. А пока что, дворами да переулками пробежать с четверть лиги до церквушки святого Христофора. Да там оплатить молебен за здравие матери с Кармен.
И бегом-бегом обратно. К Сант-Эусторджио… Судьба родных – в руке Господа. А лишний раз видеть из страдания выше любых человеческих сил. Особенно, когда встает перед глазами корчащаяся в огне фигурка…

Собор пустовал. И шаги эхом отдавались от стен. Монахи все так же хранили молчание. Наконец, процессия обогнула неф, и оказалась около неприметной дверцы. Тот самый служитель Бога, что звал за собой – указал на нее. И чуть слышно прошептал:
- Вас ждут, капитан.
Швальбе поклонился монаху, и потянул дверь на себя. Поддалась легко. И капитан шагнул внутрь, заранее готовясь к полумраку и лицезрению обезображенного лика местного «папы».
За коротким, в три шага коридором, оказалась еще одна дверь. Мысленно перекрестившись, Швальбе открыл ее. По глазам ударил яркий свет пары десятков свечей и нестерпимый жар.
- Проходите, Гунтер, и чувствуйте себя как дома!
- Благодарю Вас! – ответил Швальбе. Да, капитан, как ни прискорбно сознавать, но Вы – олух царя небесного. Привыкли ко всяким мерзостям, и на приличных людей кидаетесь. Говорящий не был ни стар, ни изуродован. Лет 35-40 от силы. Широкие плечи, крупные ладони, черные волосы, сросшиеся брови. Сидит в окружении сразу трех жаровен. Потому и жар нетерпимый в комнатушке. Но на лице ни капли пота.
- Грех не воспользоваться советом и опытом предшественника, – кивнул хозяин на пышущие жаровни.
- Вы Папу Климента Шестого ввиду имеете? – уточнил Швальбе, и, ничуть не стесняясь, присел по-турецки, на ковер, устилающий пол.- Его, насколько знаю, жар, все-таки, спас от миазмов.
- Положительно, Ватикан не ошибся в том, что обратились за помощью именно к вам. Ах, да, забыл представиться! – извинился последователь Климента. – Можете называть меня Диего. Настоящее имя может сказать слишком многое.
- Понимаю, Диего. Отлично понимаю. Кстати, Вы не будете против, если я все же несколько разоблачусь? Жарко, понимаете ли. – Швальбе, не дожидаясь разрешения хозяина, стянул мокрую уже насквозь куртку, оставшись в рванном колете и рубашке.
- Ах, простите мне мою оплошность! – смешно всплеснул руками «Диего». – Надеюсь, Вы, любезный капитан, позволите мне загладить сию оплошность хорошим вином?
- Сочту за честь! – манерно склонил голову Швальбе.
- Рейнское?! – пару минут спустя, в удивлении воскликнул он, пригубив из бокала. Темно-красно вино в бокале веницианского стекла….
- Вас это удивляет? – улыбнулся Диего. – А меня нет, – тут же посерьезнел он. – Удивительнее должно быть то, что Вы из далекой безбожной Чехии явились на просьбу о помощи, отринув глупую вражду.
- Знаете, Диего… - снова пригубил вино капитан. – Я, как и те, кто имеет право отдавать мне приказы, придерживаемся несколько других взглядов на взаимоотношение конфессий. Вам, думаю, знакомы высказывания Боккаччо о трех перстнях?
- Безусловно! Любой благовоспитанный человек должен быть знаком с этой новеллой!
- Тогда, думаю, Вам проще будет принять мысль, что для меня нет особой разницы между католиками, протестантами и православными. Кстати, если между нами – в моем отряде есть представители всех этих церквей.
- Да вы что?! – округлил в удивлении глаза Диего. – И…
- И совершенно без эксцессов, как должно было бы произойти, – добил ошеломленного собеседника капитан. И сам долил себе вина.
- Чудны дела твои, Господни… - тряхнул головой Диего. – Капитан, отдайте бутылку. Самое время промочить горло, и перейти, наконец, к делу. А оно состоит в следующем…

Окончание следует
Tags: Дети Гамельна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments