irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Мёдом по крови. Эпизоды 1-27, 1-28

Орсания. Тракт Швицен - Орша 1-27


Повозка засела крепко. В другой ситуации, майор применил бы слово «надежно». Но именно в другой. Сейчас же, телега, груженная провиантом, сидела по оси в черной и липкой мерзости. Выбившиеся из сил лошади уже не замечали кнута возницы, лишь понуро вздрагивая после очередного удара. За незадачливой повозкой уже начали скапливаться остальные. Дорога узка – не объехать. И по бокам не пройти даже пешеходу. Не вовремя пошедший дождь, который многие выходя за ворота Швицена сочли добрым знаком, вздул окрестные ручьи, сделав из них подобие горных рек.
Майор снова окинул диспозицию взглядом. И от всего сердца вознес хвалу Великим Асам за то, что Боги Севера надоумили его держаться в авангарде, а не по старой привычке объезжать колонну «быстрого отряда». В ином случае, Гамсунсону пришлось бы тоже карабкаться по расплывшемуся подобию дороги. Командир спрыгнул с коня, и высоко поднимая ноги с мгновенно налипшими грязевыми «кандалами», подошел к краю, опасливо балансируя. Свалиться на глазах подчиненных было бы непростительным пятном. Не сколько на форме, что и так изрядно перепачканной, а на авторитете. Чего будет стоить офицер, не удержавшийся на ногах? Следом за командиром безмолвно следовал порученец.
- Что у вас? – окликнул Гамсунсон возницу.
- По ось влетели, гере майор! – ответил тот, глядя на командира снизу – вверх. – И ни туда, ни сюда! И паскуды эти… - обозник снова замахнулся кнутом.
- Отставить! – скомандовал майор, и обернулся к порученцам. – Догнать дивизион, передать приказ гауптману Кёрну.
Фэнрик всем видом изобразил готовность запоминать и передавать.
-… Пусть занимают позицию на первой же удобной высотой, и всем конским составом выдвигаются сюда. Повторить. Своими словами.
- Догнать инроги, передать, чтобы останавливались, занимали холм, и всех лошадей гнали сюда, - отбарабанил фэнрик.
- По-мужицки, - поморщился майор. – Впрочем, доходчиво и без искажения сути. Выполнять!
Порученец вскинул ладонь к виску и пошлепал к своей лошади. Майор же, снова обернулся к подножию. Прикинул на глаз. Да, очень неприятно. Обоз застрял практически весь. И, даже если применить весь конский состав дивизиона легких инрогов, чтобы лошади не уставали, все равно, затаскивание срощенными вожжами полусотни телег – тяжкий труд. Да и размокшая глина…
Гамсунсон поглядел на серое небо, где иссиня-черные тучи обещали скорый дождь. Будет потерян минимум день. А то и два. Не успеть.
Тщательно продуманный план, родившийся в недрах Главного Штаба, будто щетинистый дикопольский свин, с радостным уханьем шмякнулся в жидкую грязь дороги и начал пускать пузыри. Придется оставлять все снабжение. И минимум роту драгун для охраны. И две батареи останутся неподвижными. Драгунские лошади привычны к седлу, и не более. В левом виске начало ощутимо простреливать болью. Будто сел майору на плечо зловредный кобольд и начал тыкать в голову толстой ржавой иглой…
Впрочем, сдаваться раньше времени – глупо. Никаких подробностей в письме, принесенном Посланцем не было, но майор и так знал, что ему будет противостоять не очень большая банда, весь успех которой основан исключительно на внезапности и том факте, что в Орше не осталось верных Карелу войск. А чтобы разогнать уличный сброд инроги не нужны. Да и за два перехода никто не умрет с голоду. Не зря у каждого воина приторочен к седлу «Железный запас». Четыре сухаря, кусок мяса, высушенного до звона, немного крупы, семена горчицы и перца для вкусу…
Россы - великие придумщики. И у них стоило учиться многим полезным вещам. Начиная от питания личного состава, заканчивая легкими орудиями, что может следовать за драгунами, в котле сражения. Кстати, об инрогах…
- Вызывали, гере майор?
- Именно, гауптман! – ответил Гамсунсон подъехавшему командиру дивизиона. – Задача ясна?
- Так точно! – доложил Кёрн - задача ясна! Ваш предыдущий приказ выполнен. Позиция – возвышенность в полулиге, по правой стороне, небольшой лесок. Конский состав выпряжен на девять десятых, выдвигается сюда…
Майор прервал доклад, подняв руку.
- Прошлый приказ, на то и прошлый. Нынче же…
- Гере майор, - осторожно предложил гауптман, кинув взгляд на копошащихся внизу обозников, - я бы еще предложил использовать фашины для укрепления склона.
- Фашины? – переспросил Гамсунсон, злобный кобольд на плече которого, не остановился на игле, и, повизгивая от радости, примеривался к штопору.
- Связки хвороста. Применяются для заваливания рвов. У нас применяются для укрепления основания для стрельбы…
- Довольно, гауптман! Раз считаете уместным – применяйте. Да, когда вытащите всех – догоняйте ускоренным маршем.
- Слушаюсь, гере майор!
Гамсунсон в последний раз глянул на предательский склон.
- Не подведите, гауптман. Ваши орудия и ваши умения будут весьма полезны.
Глаза Керна вспыхнули радостью. Все же, его, безродного офицера, командующего подразделением, самым сложным в управлении, не так уж часто хвалил представитель правящей династии…

Орсания. Тридцать верст до Орши


Полковник принял воинов Степи как следует. Хоть и не было времени большой праздник устраивать, но и последнему десятнику досталась часть щедрых даров. Серебро, золото… женщин и скот Полковник не дарил, на сабле своей поклявшись, что помнит про обещание свое, и исполнит все в точности, каждого одарив положенным!
После же рассказа о том, как верещали жадные предатели, как горели их хаты, нахмурился, но от Большого Костра не ушел. Лишь глубокие морщины прорезали высокий лоб. Наутро, не успели воины испить первый, затемный еще чай, пришел от Полковника гонец-дикополец. Был шароварник рожею дерган, будто укусил его скорпион в место потаенное, имя же - Скаженный. Передал он наказ Полковника – идти на Заход и ждать, пока двинут свеоны с той стороны. Будут они после долгого пути, а посему усталы. Воинам Степи надлежит путь им преградить, и так по рогам дать, чтобы и мысли не было дальше идти. Наваливаться же не всем сразу, а разделится. Ибо у свеонов не одна дорога, но целых три. И по каждой враги пойдут. Каждых встретить надо!
А пока Степь с Севером хлестаться будет, Полковник верных воинов своих на Оршу поведет, молодому королю уши резать.
…Свеоны шли тяжело. Не обманул Скаженный, видно, что дорога у них долгая и трудная. Но шли четко, не рассыпаясь на части составные, как бывает, если караван-баши плохой. Даже разведка впереди и по бокам скакала. Плохая разведка, слепа. Будто крота-нороходца из-под земли вынули, да в седло посадили.
Из травы поднялись, луки натянули... В каждой спине по три стрелы. Не поскачешь. Коней перехватить, пока хозяев, в стременах повисших обратно к вражьему строю не унесли. После – следующий разъезд.
Ну а когда не останется никого, со всех сторон обрушить гнев свой на свеонов, поперек Полковника и Степи вышедших. Черная туча стрел закрыла на долгий миг Солнце. И многие, очень многие из свеонов больше не увидели, как бегут облака по небу, как день сменяет ночь. И как возносится жаворонок ввысь, возвещая о скором приходе весны…
Ряды свеонов, не ожидавших нападения столь коварного дрогнули, смешались. Теперь самое время налететь на прореженных врагов, изрубить саблями согнутые спины, размозжить дубинкой обращенный к тебе затылок. Ну а после, пройти по мертвому полю, собирая то, в чем нет нужды у мертвецов. Не нужна ведь мертвому ни тяжелая кольчуга, ни справный самопал, ни кошель поясной, где монеты песню радостную вызванивают, что в руки к воину Степи попали, а не томятся у скряги в заточении.
Вознесли воины Степи великому Тенгри хвалу, и понеслись на врага, горяча коней, и что есть сил выкрикивая «Марга!», что значит «Убить!». Чтобы устрашить, породить в сердцах своенских ужас. Только не дрогнули черные цепи, не показали спины. Наоборот, начали перестраиваться в плотный квадрат, не обращая внимания на сыпящиеся стрелы...
Навстречу разогнавшейся конной лаве хлестнул залп из самопалов. После, стрелки первого ряда присели, и тут выстрелили вторые. И третьи. А потом, снова первые. На миг показалось, будто Тенгри разгневанный проступком внуков своих, метнул с небесной тверди сотню молний. Ведь от свеонских пуль не спасали не стеганные халаты простых воинов, ни доспехи редких огланов.
И даже признанные храбрецы поворотили коней, желая не приобретать воинскую добычу, но лишь сохранить жизнь. Но немногим удалось. Сбоку, из-за холмов, вылетели вдруг свеонские всадники. И было их - тьма. И копья их были, будто сосны! Догнали, ударили, за раз пронзая по десятку, а после, когда копья, унизанные храбрецами поникли до земли, вынули на свет пистоли, что - будто инроги. И летело из каждого по десять пуль сразу... И кричали свеоны ”Кайлюм деник!”, призывая демонов Севера в подмогу...
Великое Небо свидетель - так все и было, до последнего слова! Смежил веки израненный степняк. А в ладонь полковнику Косачу снова ткнулась рукоять пистоля. Намекая и подталкивая.
Tags: Мёдом по крови (текст)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments