irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Медом по крови. Эпизоды 1-25, 1-26

Орша


Группа заблудилась еще полчаса назад.
Проникнуть во дворец несложно. Все же, не пещера отшельника – под сотню выходов точно есть. И на кухню продукты везти надо, и золотарям отдельная калитка полагается. Обороняющимся все ходы-выходы перекрыть куда сложнее, чем щелку найти. Тем паче, ветеранов и числом поболее оказалось, да и опыта не занимать. Сунулись в дверь, получили по сопатке, харкнулись выбитыми зубами и пролезли в форточку. Стражники ворота стерегут, а про нее и забыли. Если вообще знали…
Дверку бревном приложили, и вошли, как домой, к любимой жене. Не в пример приятнее, чем лезть по стенам, мучительно ожидая, что вот-вот выкрошится зубец, или кошка проскребет закаленной лапой по камням, и полетишь вниз, на плотоядно ощерившую зубы-булыжники мостовую.
А потом, заблудились. Слишком уж похожи оказались друг на друга переходы с галереями. И очень уж корява была карта, лежащая у сержанта Бьярни за пазухой. Если быть честным, то это была даже не карта. Любой толковый офицер альпенцев за подобный клочок бумаги, исчерканный кривыми линиями, снес бы голову ротному картографу, и самый строгий судья не нашел бы в том убийстве состава преступления.
Что обиднее всего, но все было готово заранее. Нашелся понятливый народ в Королевском Архиве, что, наглотавшись пыли, выдрал из крысиных зубов кучу нужных бумаг. Писцы месяц скрипели перьями. А потом, за день до Начала, очень сволочные парни из Державного Вопрошения накрыли обе харчевни, где в задних комнатах кипела работа по размножению карт. Кто «сдал», не выясняли, не до того было. Но общее решение звучало «Как найдем – доооолго подыхать будут!».
А командиры групп узнали об этой оказии за пару часов до начала штурма. Когда хватает других забот, кроме как запоминать сотни поворотов и прочих изгибов. Впрочем, Бьярни сумел выкроить квадранс и наскоро, буквально на спине заместителя, набросал свинцовым карандашиком маршрут. И теперь, пришло время разбираться в своих же каракулях…
- Вит, подсвети! – Тут же вспыхнул узкий лучик «воровского фонаря» - небольшой масляной лампы со шторкой, прячущей от лишних взглядов огонек. Маленькое пятно света запрыгало по мятой бумаге, временами промахиваясь и выхватывая из темноты грязную кирпичную кладку. Если верить слою пыли местами толщиной в три-четыре пальца, не пользовались этим коридором очень давно. Зачем сюда свернули? Словно нечисть какая под руку толкнула…
- Крепче держи.
Заместитель кивнул.
- Так… - палец прошел по сдвоенной кривой линии, остановившись у нескольких маленьких квадратиков, нанизанных на нее, словно бусы. – Мы, примерно здесь.
Над бумагой тут же склонились остальные бойцы.
- Кто что думает?
- Кухарня, – уверено сказал Витольд, потянув носом. - Жратвой тянет аж сюда. Мясо….
Поддерживая хозяина, квакнул его желудок, да так громко, что все услышали. Кто-то хмыкнул.
- Кухарня это хорошо… - задумчиво произнес Бьярни. – Через нее куда угодно пройти можно.
- Так пошли!
- Через стену? – Выразительно стукнул по кладке командир. – Вперед!
- Не… - протянул Витольд, погладив себя по животу левой рукой. - Сквозь стену идти – башку разбить можно. Мы с моим брюхом, лучше нос озадачим. Пусть работает.
В доказательство своих слов, капрал громко принюхался, фыркнул. Махнул рукой, чуть не расколотив лампу о выступ стены.
- Прямо идем, еще шагов десять, – всем телом прислонился к стене и буквально пополз на манер улитки, прощупывая ребрами каждый кирпич.
Команда двинулась за капралом. Никто особо не верил в таланты его носа, но мало ли?
Идти, действительно, пришлось недолго. Витольд ошибся всего на пару шагов. Даже капральское чудачество оправдалось. Крохотный перепад можно было лишь прочувствовать пустым брюхом. Глаза скользнули мимо. Разве что коридор светом залить…
Витольд тут же отпрянул от стены. Бойцы прощупали подозрительное место, мигом обнаружив стыки. Во все стороны полетела труха и штукатурка, стало тяжело дышать, но гвозди, вколоченные в брусы еще лет двести назад, поддались напору кинжалов, используемых в роли ломов, оглашая окрестности немилосердным скрипом.
- Ловим! - Крикнул Бьярни, первым кидаясь под падающую панель.
Деревянный щит успели подхватить, и кое-как оттащили в сторону. За ним открылась обширная, но полупустая кладовая, освещенная тусклым солнечным светом, пробивающимся сквозь заросшие лохмотьями сажи световые колодцы.
Но бойцам и этого хватило. Отвыкнув от света, они с пару минут пытались проморгаться.
Первым справился Бьярни. Вытерев глаза куском полотна, сержант отбросил его подальше, и тут же выдернул из поясных кобур оба пистолета – за входной дверью кто-то загремел железом.
- Ключи…
Смахивая с грязных рож слезы, бойцы, старясь ни во что не врезаться, разбежались по кладовой. Капрал с сержантом стали по бокам у двери. Наконец, шумящий снаружи, справился с замком…
- Ээээ, - только и протянул поваренок в грязном колпаке, когда его крепко ухватили за шиворот и ткнули в лицо аж двумя пистолетами. Рот мальчишке закрыла ладонь Витольда. Сторожко выглянув в коридор, Бьярни прикрыл дверь.
- Орать будешь?
Паренёк замотал головой.
- Заорешь – упокоим. Гвардейцы есть рядом?
Капрал убрал ладонь, брезгливо вытерев о грязную, всю в паутине, штатину.
Поваренок судорожно сглотнул:
- Рядом нет, в Лазоревом коридоре пяток сидят.
Тут же перед ним развернули «карту».
- Лазоревый этот твой, где?
Мальчишка наморщил лоб в нешуточных попытках разобрать сержантовы кракули. И дрожащим голосом признался:
- Не знаю, у вас тут неразборчиво…
И тут же весь сжался, закрыв глаза в ожидании выстрела.
- Проведет, – уверенно сказал Витольд сержанту. И обратился теперь уже к парню. - Ты же нас проведешь в этот Лазоревый коридор?
- Да, конечно! Только не убивайте меня! Я, я, я… Владзиславу в подливу плевал!
Бойцы, переглянувшись, заржали боевыми жеребцами.
- Герой! – хмыкнул Бьярни. - Ну раз плевал, тогда точно проведешь.
- Всем стоять! – Хлопнул вдруг в ладоши капрал и наклонился поближе к поваренку, заговорщицки прошептал. - Ты ведь, если к нему в подливу плевал, то, может, и к нему самому проведешь? В покои, так сказать?
Бьярни только хмыкнул и почесал бровь пистолетом…
Как оказалось, дорога в королевские покои все равно лежала сквозь Лазоревый коридор. Ощетинившись пистолетами, что твоя улитка, отряд сержанта Бьярни вывалился из-за угла, готовый стрелять во все что движется. Но в коридоре, что получил имя из-за цвета обивки стен, кое-где уже продранной, никаких стражников не оказалось. Следов оказалось в достатке, и натоптано, и крошек полно. А вот их самих – как корова языком слизнула.
- Ищи их, сволочей, - буркнул Витольд, растирая пальцами мусор, подобранный с пола. Мальчишка-поваренок побледнел в ожидании удара под ребро, но его никто и не подумал в чем-то упрекать. Причина того, что стражники покинули пост, была весомой – внизу, под окнами выходящими во двор, кипела схватка. Один из бойцов, решив глянуть, что там происходит, не успел и через подоконник перегнуться, как осел на пол, разбросав руки. Тут же, в стену напротив оконного проема, ударило с пяток пуль и вонзилось стрела.
Капрал удержал Бьярни, ухватив за рукав.
- Все, сержант, кончился наш Дмитр…
Закативший было глаза поваренок получил увесистую оплеуху, захлопал глазами, и ткнул пальцем направо:
- Тут мы через переход, потом зал торжественный, а там – спальня королевская.
- Спальня - это хорошо! – многозначительно улыбнулся сержант, почесав подбородок. – Веди, что уж!
На подступах к дворцу бой то вспыхивал с новой силой, то затухал, ограничиваясь редкими выстрелами, пока командир какой-нибудь стороны не решал, что пора подкинуть в костер поленьев. Время от времени, в многочисленные окна влетали пули, безнадежно портя отделку. Когда группа уже покинула служебные помещения, пробираясь сквозь бархат и шелк, с каждым шагом становясь все ближе к цели, в стену грянулось ядро и застряло, наполовину уйдя в драгоценную панель из корельской сосны. Мальчишка сунулся к пробоине, начав считать на пальцах количество пробитых комнат, теряющихся вдали…
- Две точно! А дальше не видно…
- Бегом! – рявкнул Бьярни, срываясь с места, - сейчас следом гренаду шарахнут – поджаримся!
«Двойной выстрел» считался визитной карточкой альпенцев-инрожников, наловчившихся разбивать кишлаки и сакли диких горцев. Сперва проделывая дыру в тонкой стене, летит ядро. А затем, в то же отверстие летит радостно шипящая гренада. Второй выстрел далеко не всегда приходится точно в цель. Но если бить метров с полста, да наводчик будет не одну собаку схарчившим ветераном…
Никого осколками не посекло, но жаром взрыва обдало.
- Узнаю кто, - прорычал Витольд, отряхивая куски дерева с одежды, - в морду дам!
- Герой… - фыркнул сержант. – Сами виноватые.
А потом стало не до смеха. Потому что, выглянувший из-за угла рядовой, тут же подался обратно. Повернулся к Бьярни и зашептал, глотая слова:
- Есть, есть, пришли мы! Охрана торчит. Дюжина, не меньше…
- Дюжина – это тоже очень хорошо! – Голосом, который заставлял усомниться в правдивости оценки сержантом сложившегося положения дел, произнес Бьярни. – Вит, не потерял?
Капрал мотнул головой, осклабился, и открыл небольшую кожаную сумку, что оттягивала пояс:
- Налетай, подешевело!
Гренад оказалось шесть штук. Как раз досталось всем, кроме «рекрута» - поваренка. Вспыхнули, плюясь искрами фитили.
- Делай «раз!» - Хохотнул Бьярни, взвесил рубчатый кругляш на ладони, и, высунувшись за угол, швырнул гренаду. Следом метнули и остальные. Взрывы прогремели практически одновременно. Все тут же затянуло кислой вонь сгоревшего пороха.
- Делай «два!» - скомандовал сержант, и вытащил из-за пояса длинный кинжал.
Он не понадобился. Стены хоть и поглотили в себя значительное количество осколков, но ограниченное пространство сыграло роль. Стражников буквально порвало в лохмоты. И Бьярни совсем не удивился, когда поваренка вывернуло на пол.
Заодно, не пришлось ломать двери. Ей тоже хватило могучего взрыва. Одну створку оторвало напрочь, забросив ее вглубь спальни. Вторая повисла на одной петле, сиротливо поскрипывая. Входя внутрь, капрал не удержался, и качнул ее. Дверь заскрипела пуще прежнего, и до того мерзко, что захотелось заткнуть уши.
- Оставь! – Произнес поморщившийся сержант.
Четверо бойцов остались у входа. Сомнительно, что кто-то пришел бы проверять как дела у уничтоженного караула. Но чем бес не шутит, пока Айон моргнул? Бьярни и Витольд пошли внутрь. Вместе с ними увязался и проблевавшийся, но, по-прежнему бледный как побелка, мальчишка.
Как и следовало ожидать, спальня пустовала. В смысле, живых там никого не было. Вся обстановка, если не считать столика, безжалостно раздавленного упавшей дверной створкой, уцелела. Разве что покрылась мелкой пылью.
Витольд обошел спальню по кругу. Капрал переворачивал шкафы, наскоро простукивал стены, если можно так назвать полновесные удары сапогом. Сержант наблюдал за происходящим, держа пистоль наготове. Но никто не прятался ни в шкафу, ни за тяжелыми портьерами. Даже паршивого тайного хода за гобеленом и того не было.
- Чисто. Опоздали мы…
- Думал, по-другому будет? – Спросил Бьярни, встав у закрытого окна.
- Нет, конечно. Владзислав наш, хоть и последняя сволочь, но не дурак.
Лицо сержанта неожиданно вытянулось. Он рывком засунул пистоль в кобуру, подошел к грандиозному ложу, что кроватью назвать и язык не поворачивался. И, не снимая сапог плюхнулся на роскошную постель. Все это сержант проделал со столь постной физиономией, что неладное почуял и мявшийся в дверях поваренок, не говоря уже о капрале.
- Не понял…
- Это я так, чтобы что на том свете рассказать было. Мол, КВладзиславскую перину жопой мял.
- Не понял, - повторил Витольд.
- А ты прислушайся.
Капрал подскочил к окну, чуточку отдернув материю. Радостный ветер ворвался в щелочку, принеся с собою гнусавый звук свеонских волынок…


Украйны Свеонии и Орсании


Капрал наседал с уверенностью отличного бойца. Майор кое-как отбивался, чудом парируя порхающий в руке Лингрена палаш. Рубящий в область живота, тут же, по восходящей вверх, до грудины, и глубокий выпад, что мог бы пробить майору горло, не будь оно прикрыто горжетом бычьей кожи. И будь палаш Лингрена не учебной деревяшкой, а настоящим оружием.
Майор, дрожащей от усталости рукой отсалютовал победившему сопернику.
- Гере майор! – окрикнули его со стороны сидений для наблюдателей.
Гамсунсон снял глухой шлем, что оставлял минимальный обзор, зато прекрасно защищал голову что от рубящих, что от колющих ударов. Взъерошил мокрые волосы. Голова чесалась неимоверно. Сейчас бы в пруд со всего размаху…
- Что там, Оле?
Вестовой молча протянул маленький цилиндрик. Капрал Лингрен, поняв, что продолжения учебного боя сегодня не будет, кивнул командиру и, подхватив палаш командира ушел в сторону помещения для переодевания.
Майор подошел к ближайшей скамьи, присел. Уставшие ноги гудели, будто колокола. Еще не достав послание, майор Гамсунсон знал, что там прочитает. Футлярчик для письма красно-белый, значит, голубь прилетел из Орсании. Или с нею очень плотно связан. У соседей второй месяц происходят беспорядки. Если бы кто спросил мнение майора, то он лишь пожал бы плечами, и сказал «Совсем подурели!». И добавил бы, что союзнические соглашения, конечно, вещь хорошая. Но лично он видел всю эту дипломатию в белом драккаре!
Заваруха продолжалась долго, но до сегодняшнего дня Посланцев не было. А сейчас – он есть… Вестовой бежал на тренировочное поле из-за всех сил. Вон, до сих пор пытается перевести дух. Молодец. Давно пора повышать.
Миниатюрная крышечка скользила по толстой коже. После второй попытки, майор ухватился зубами за палец, и стянул перчатку с правой руки. Взялся голой рукой. Два оборота и тонкая жестяночка упала на песок.
Теперь осторожно, что не порвать, нужно развернуть туго свернутую бумажку. Против ожидания, там было всего несколько слов. «В столице бои. На помощь. Срочно». Писал явно не коронный писарь – буквы короткого послания не помещались на отведенной малости, налезая друг на друга. Но с обратной стороны стояла крохотная печать Почтового Корпуса. Всех деталей вязи не рассмотреть без увеличительного стеклышка, но это можно будет сделать и потом. Когда «быстрый отряд» майора Гамсунсона разгонит бунтовщиков и вздернет на шпиле Врановой башты зачинщиков.
- Оле! Бегом в штаб, пусть поднимают отряд. Выступаем через полчаса.
Вестовой умчался. Майор проводил парня взглядом. Толковый, старательный. Свеония потеряет многое, если сей юнец погибнет бездарно. Оставить в расположении? Гамунсон медленно сдернул левую перчатку, уронил поверх правой. Нет. «Быстрый отряд» обязан выдвигаться в полном составе. И никому нет, и не может быть поблажек. До Орши – три стандартных конных перехода. «Быстрый отряд» преодолеет это расстояние за два дня. Если не возникнет никаких непредвиденных задержек, то еще быстрее. Хотя, что может быть непридвиденного? В огромном шкафу, что сам по себе занимает добрую половину третьего этажа Главного Штаба, есть планы на любую ситуацию. И на тот случай, что в соседней стране, начнется затяжной мятеж, план тоже был. С полутора разными вариантами. Гамсунсон готов был поспорить на годовое жалование всего отряда, что если хорошо поискать, то найдутся и разработки высадки свеонского десанта на Остров к альвам. Где-нибудь в районе Белых Скал.
Майор так же неспешно встал, и двинулся в сторону изогнувшейся широкой подковой длинной двухэтажной казармы, около которой уже заметно было движение. «Коробки» подразделений еще не начали выстраивались в четком порядке. Но метались вестовые, слышались приказы. Гамсунсон вскинул голову к небу, пытаясь разглядеть в тучах светило. Да уж, в такую облачность, солнце не помощник. Ничего, в штабе есть клепсидра, точная, как все, что выходит из рук свеонцев. По ней и прикинем, сколько времени отделяет первое от последнего.
Интересно, сегодня опять последними станет дивизион инрогов? Или гауптман Керн сумел устранить замеченные на недавнем смотре недостатки? Судя по шуму в районе конюшен – гауптман не справился. Если все в порядке, то так не кричат. И вообще, столь яркое выражение вслух своего недовольства – плохой признак. Хороший командир так не поступает.
Tags: Мёдом по крови (текст)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments