irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Category:

Мёдом по Крови. Эпизоды 1-4,1-5

Граница Орсании и Великой Степи. Курган Белая Могила


- Твои слова слаще халвы, мой возлюбленный брат! - широко улыбнулся полулежащий на ковре степняк. Неведомый ткач из далекого Иринистана создал подлинный шедевр, достойный украшать покои императора. Но и в шатре, раскинувшемся посреди бескрайней Степи, он был вполне уместен. Ведь тот, кто поглаживает длинный ворс изуродованной давним ударом булавы ладонью, может одним кивком послать в бой тысячи воинов. Немногие короли способны на такое. Парламент, канцлер, ропот народа...
Напротив кочевника, скрестив ноги по степному обычаю, сидел пожилой воин, в литвинском колете и свеонских кавалерийских сапогах. Он казался полной противоположностью собеседника, но, присмотревшись, становилось понятно, что у этих двоих не так уж и мало общего. Возраст, прямые спины, взгляд. А то, что волосы одного черны, а у второго русы, уже не казалось столь важным…
- Халва - не лепешка. Брюхо не набьешь, - засмеялся пожилой воин..
- Но, звучит-то как! Союз с литвинами, поход на Оршу, три долгих дня безоговорочного права сделать своим любое движимое имущество. И, если нам повезет, то обоссаный Владзислав, вывалив распухший язык, будет болтаться в петле. После такого зрелища, даже четверть казны славной Орсании - пустяк, не стоящий и мушиной какашки. Вот только что будет с нами, друже полковник, если король Ливонии решит, что ему, старому и больному человеку, не стоит лезть в войну? Ведь сидеть дома и пить кумыс с женами намного слаще. А старые раны болят… - степняк баюкал пиалу с зеленым чаем, поглядывая на собеседника.
- Король Казимеж кумыс не пьет. Даже черный, – грустно улыбнулся полковник. – И жена у него ровным счетом одна. Да и та уже десяток лет в склепе. Так что, он пойдет. Долг Смелого слишком велик, чтобы взять и отвернуться.
- Он может не отвернуться, а ударить в спину. Города не степь. Там портятся лучшие из людей.
- Даже я?
Степняк не ответил, делая вид, что нет ничего на свете важнее, чем смаковать последний глоток чаю.
- Не всех портят каменные дома, далеко не всех. А если Айдар Кысмет-джан, мудрейший из посланников Хана Великой Степи сомневается в короле литвинов, то почему он сомневается во мне? Полковники не короли, врать друзьям умеют плохо.
- Но все же умеют? – прищурил и без того узкие глаза Айдар, и, предупреждая слова вскинувшегося было полковника, поднял левую, искалеченную руку. – Я верю тебе, друг Косач, верю всем сердцем. Вот только не забыл ли ты о тех свеонах, что стоят у самых границ Орсании? Я не молод, и могу говорить то, что думаю, а не то, что обязан. Четыре полка тяжелой конницы. Они сметут гору, попадись она им на пути. А их лагеря – всего в трех переходах от столицы. Или у пана полковника есть друзья не только в Степи, но и в Ольховом Дворце? – степняк замолчал, внимательно глядя на полковника.
- Многое следует делать самому, не перекладывая тяжкий груз на плечи друзей. В Ольховом Дворце у меня нет друзей. Но у альвов появятся свои беды. Им будет совсем не до нас.
- Гибелинги или ракушаны? – хищный взгляд исподлобья. В щелочках глаз мелькнуло удивление. Изувеченная ладонь больше не ласкала ворс ковра, а сжалась, будто удерживая рукоять сабли.
- Ты слишком умен для грязного степняка, Айдар. И чай у тебя хорош… - улыбнулся полковник. Дождавшись, пока Айдар, сняв крохотный чайничек с жаровни подольет ему в пиалу кипятка, Кечир коснулся губами напиток, пахнущий травами далеких гор.
- Джали учила. Ты помнишь ее?
- Как не помнить та красавицу?! – делано изумился Косач. – Я помню ее. И помню, как царственный топаз Иринистана выбрала кривоногого…
- А не лопоухого!
Оба засмеялись, позволив легковесной тени общей памяти пронестись сквозь шатер.
- Я верю своему лопоухому брату. Верю, что он может спалить всю Орсанию к лешачей матери. Верю, что гибелинги и все остальные, про кого ты не сказал ни слова, погибнут, но сделают, что должны. Но глупый грязный кривоногий степняк пережил полста зим. И ни разу не видел, чтобы все шло так, как задумано. А еще, он не видел, чтобы те, кто сидят высоко, держали слово до конца. И не били в спину, выгадывая толику пользы. Мы можем долго плести кружева слов, но мы не зря мешали нашу кровь... Ничего более не говори, брат. И не проси. Я – посланник Хана Великой Степи, но не Хан. Даже если Курултай сойдет с ума и выберет меня, то я скажу то же самое...
Полковник молча вылил остатки чая на роскошный ковер, перевернув пиалу. Встал, одернув сбившиеся на коленях штаны.
- Ну что же, о, всемудрейший посланник, прости за похищенное время. Позволь пожелать Курултаю принимать только верные решения.
- Я же, пожелаю удачи тебе, полковник, остающийся верным до конца. Пусть клыки твоих волчат будут остры!
Обиженно звякнули ножны, защепив полог шатра.
- Прости за похищенное время, о, всемудрейший посланник. Не смею отнимать его снова и снова. – легли в тишину нежданные слова.
Обижено звякнули ножны, зацепившись полог шатра.
- Я хотел бы сыновей, похожих на тебя.
- У меня были. Остался один.


Орсания. Окрестности Орши 1-5


Распорядитель Королевской Охоты тяжко вздохнул. Солнце, сотворенное трудами Айона, да пребудет имя его вечно, послало свои лучи, дабы сообщить о начале дня. Гусиное перо в старческой ладони коснулось бумаги. Черта подведена. Все что зависит от человека сделано. Дальше – только гул механизма, смазанного чернилами, плетями да и деньгами. Но самое главное - обильным кровавым потом… Всех тех, кто своим трудом обеспечил подготовку Охоты. От еле передвигающегося старца, что уже никогда вырвется из каменных стен Орши под сень любимой Пушты, и до юнца- загонщика, который уже прикидывает, где пропить те жалкие медяки, которые он получит по завершению этого дня.
Загнусавили рожки, возвещая о начале. Хотя началось-то все давно…
Тревожно загомонило птичье племя, разбуженное до поры и поднятое с гнезд. Зашипела рысь, провожая взглядом желтых глаз разряженных всадников, гарцующих на поляне, прижала увенчанные кистями уши и убралась подальше. Нынешняя ее шерсть для охотников никакой ценности не представляет, но могли ведь и просто так выстрелить. Проверить, тверда ли рука, и не ошибется ли глаз…
Захлебнулись злобой и лаем охотничьи псы, норовя вырвать повод из крепких рук псарей и умчаться вдогон за мелькнувшим оленем. А тот, закинув рога на спину, унесся, не разбирая дороги. Лишь бы быстрее, лишь бы подальше, лишь бы не догнали белые клыки да слюнявые пасти!
Оставляя за собой настоящую просеку из стоптанных кустов, на поляну выломился матерый секач, увешанный меделянами. Казалось, лесной свин не замечает хоровод лающих псов, пытающихся пробиться сквозь колючий «доспех». Он остановился, хрипло, с присвистом дыша. Окровавленные бока уставшего кабана ходили ходуном. Маленькие глазки, укрытые в складках шкуры, словно в прорезях рыцарского шлема запрыгали по сторонам. Зверь выбирал, кого бы поднять на белоснежные, будто сахарные клыки, что торчали из пасти на добрых пару вершков.
Беспокойно всхрапнула и дернулась в сторону каурая лошадка старшего егермейстера, ощутив себя будущей падалью. Старик, успокаивающе похлопал по дрожащему крупу и, глядя на кабана, шепнул:
- Он ваш, мой король!
Сосед, невысокий парень с тонким лицом, на котором читалась не одна бессонная ночь, явно проведенная не в рабочем кабинете, нервно дернул безусой губой:
- Благодарю, мастер!
Изящный приклад арбалета уперся в плечо, сминая безупречный крой охотничьего костюма из альвийской шерсти тончайшей выделки.
Первая стрела, пущенная дрожащей рукой чуть ли не по оперение вошла в могучую щетинистую спину. Клыкач обреченно мотнул головой, угрожающе наклонился, подставляя толстенный лоб. Сбоку на кабана снова набросились псы. Эти не лаяли, грызли! Но лесной зверь не обратил внимания на шерстистых врагов. Он лишь всхрапнул, начиная разбег для последнего броска.
Самодержец принял услужливо поданный кем-то из егерей заряженный арбалет…
Хлопок!
Все еще не верящая в свою смерть, кабанья туша зарылась в прошлогоднюю листву, а старший егермейстер начал медленно заваливаться. Его падение заметили все, кто был на поляне. Старик грянулся лицом вниз, сломав трепетавшую в груди стрелу. Следом, будто специально для тех, кто застыл в растерянности, и не успел заметить черный флажок с ярко-желтой волчьей головой, прилетела вторая. Такая же. Ударила шею одного из псов, терзающих поверженного кабана…
Растерянность длилась недолго. И, если до этого, поляна напоминала разворошенный муравейник, то теперь, в этот муравейник ткнули горящим факелом. Вокруг короля, так и держащего арбалет, сомкнулось непробиваемое кольцо телохранителей. Обнаженные мечи и сабли, раздувающиеся от гнева ноздри, грозные взгляды, преданные лица. Любой злоумышленник испужается…
Вокруг короля застыли не все. Часть охраны рванула в лес. Найти, поймать, ухватить за хвост! И покарать без лишних слов!
Ветки ощетинились будто копья. Стволы с дуплами и узлами корней ухмыльнулись щербатыми ртами. Шепнули голосом отца: «Что, сынок, страшно тебе?». Карел обернулся, выдергивая судорожно кинжал из тугих ножен. Но за спиной никого – лишь преданный гвардеец топорщит усы, да пялится тупым бараньим взглядом.
Ежи Хоромецкий, верный товарищ, зарычал над самым ухом, потрясая пожалованной за верную службу карабелой:
- Сокрушу, пся крёв! Короля отсюда нахер убирайте! В фургон его! Матка Бозка, сохрани! Айону кочергу в сраку раскаленную!..
А Владзислав, не чувствуя и не замечая ничего вокруг, немигающим взглядом смотрел на весело скалящуюся с флажка волчью морду…
Tags: Мёдом по крови (текст)
Subscribe

  • О прочитанном

    Прочитал по наводке А.Волынца "Иностранный легион" Виктора Финка. Что имею сказать: Его сравнительная оценка с классиком ПМВ слишком мягка. Как по…

  • Досмотрели вчерашнего дня "Майора Грома"...

    Шо имею имею сказать: Диалоги местами такие, что подпрыгивал к потолку от удивления - как так можно было плохо написать? Актеры - ходячие Буратины.…

  • Рецензия на "Высокие отношения"

    Я уже давно их не выкладываю - подумаете еще, что хвастаюсь. Но иногда - просто надо!) "Высокие отношения" - само название будит во мне крепко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

  • О прочитанном

    Прочитал по наводке А.Волынца "Иностранный легион" Виктора Финка. Что имею сказать: Его сравнительная оценка с классиком ПМВ слишком мягка. Как по…

  • Досмотрели вчерашнего дня "Майора Грома"...

    Шо имею имею сказать: Диалоги местами такие, что подпрыгивал к потолку от удивления - как так можно было плохо написать? Актеры - ходячие Буратины.…

  • Рецензия на "Высокие отношения"

    Я уже давно их не выкладываю - подумаете еще, что хвастаюсь. Но иногда - просто надо!) "Высокие отношения" - само название будит во мне крепко…