Заглавное

Приветствую всех, кто зашел ко мне в журнал!
Зовут меня Рагимов Михаил. Так же известен как "Седьмой", "Чекист" и "Сержант". Немного писатель, немного промышленный альпинист. Родом из Донецкой области, из славного города Мариуполя. Как бы это смешно не звучало по нынешним временам, но несколько лет служил в спецназе ПогранСлужбы. Ушел старшим сержантом.
К нынешней украинской власти отношусь очень плохо, но "уркаина" в комментах писать не стоит. Страна не виновата, что такой получилась...
Коллекционирую старые ножи, штыки, лопатки, бритвы, награды и шевроны. Если есть ненужные, Вы всегда можете подарить. Буду признателен и не убью в следующей книге.
Люблю Родину, 17-й век, Дикое Поле, енотов, коньяк и темное пиво.
К френдополитике отношусь наплевательски. Преимущественно подписываюсь на тех, кого интересно читать. Ну и если человек хороший.
Матом ругаться можно, а если ситуация требует, то и нужно.
На данный момент написал самолично и в соавторстве около 15 книг и десятка три рассказов. Михаил Гвор - частично тоже я.
Мои книги лежат здесь - https://author.today/u/irkuem/works

Нет преград тем, кто хочет поддержать финансово!
Карта СБ 5336 6901 3671 4666


Что в моем журнале достойно прочтения (отрывки из книг идут по соответствующим тэгам, и сюда не внесены):

Collapse )

Клык и копыто. Глава 7

С неба нагло таращился бледной харей утопленника Ночной Гость. Все тени стали резкими и четкими, словно их вырезали тонким и острым ножом.
Завидев лесных, опасливо идущих внизу, ехидно прищурился, укрылся за очень вовремя набежавшими облаками. Макушку, впрочем, выставил. То ли прятаться не умел, то ли у него там был еще один глаз – кто того Гостя знает, как и что у него устроено! На его месте, Хрис бы себе глаза везде отрастил – а то ведь за теми, кто по ночам чужими дорогами ходит, пригляд нужен постоянный. А то ходют и ходют... Сопрут еще что!
Collapse )

Улетела птица





Последние кадры с фотоловушки. К сожалению, ушел не по направлению съемки. Но это, впрочем, мелочь. Главное - улетел. А значит, ожил)

П.С. И только с утра мы подлатали крышу, поврежденную вчерашним вихрешквалом!))

А еще у нас тут живет орлан-белохвост


С месяц назад, в контору заповедника заходит человек-гора и спрашивает, нужна ли нам птица. Переглянувшись, на всякий случай, сказали, что пригодится.
Оказалось, ребята-полицейские, на севере острова нашли сидящим на бревне молодого орлана-белохвоста. У орла повреждено крыло и разбита голова. Первое впечатление - что шарахнул дробью какой-то мудак.
Так как зоопарков тут нету (он и так вокруг), привезли в заповедник. Спасайте, мол, животную.
Куда деваться - начали спасать. Отвезли к ветеринару. Он раны обработал и выдал вердикт - повреждения естественного характера. Похоже, что крыло прокусила лиса, а по голове били то ли вороны, то ли чайки, норовя добить и доесть.

Collapse )

До этого частично ситуацию освещал в закрытом режиме - но сейчас пришли все разрешения, теперь можно и в общем)

Кордон "Даниловский" и окрестности (часть 3). Немного находок


Даниловский распадок. Кстати, на фотографии - 4 археологических памятника, не считая РТОТ (рота танковых огневых точек) - это те, ржавые танки из первой части. Еще две в кадр не попали - очень уж густо расположены. Представлены 5 археологических культур, от Охотской до эпохи Дзёмона. Точнее, в обратном порядке). По большому счету, вся прибрежная полоса - один огромный памятник "Озеро Песчаное 1", служившее "стоянкой-мастерской". Именно там расположены те самые "дороги", которые были в первой части. Разумеется, это не дороги, а остатки валов.
На "плато" - еще три. Там множество котлованов и остатки валов. К сожалению, про верхние узнал когда вернулись в цивилизацию, и тамошние "часи" ("укрепление" на айнском не потоптал).
Копали тут в начале 200-х местные, сахалинские историки. Открыли с опозданием. Туристы и военные, к тому времени практически все растащили, остались только котлованы, да отходы "каменной индустрии".
Collapse )

Про унака, унършк и Непалец

На Островах погода простая – то есть шторм, то нет шторма. Иногда еще круши-гора-волна приходит, но она редкая, можно и не считать.
Шторм, он плохой, когда ты в байдаре посреди океана плывешь, и весла нет – надо ложкой грести. Тогда страшно. Волны выше гор, брызги летят – страшно! Штаны со всех сторон мокрые.
А когда в то-рыфе сидишь, в костер смотришь, трубку куришь, штаны сухие, то и не пугает. Пусть себе ветер ревет, пусть волны ярятся… Пусть океан всякое полезное на песок выбрасывает, что унаку пригодится!
Один унак по берегу и пошел. Только-только волны отгремели, как он сразу и пошел – не стал дома сидеть, чай пить. И медведь пойдет, все соберет, и другой унак может пройти – тот, еще и медведя с собой унесет! Никак медлить нельзя!
Идет охотник по песку, всякое полезное в мешок кладет. Поплавок, веревка, деревянной травы кусок? Все пригодится, все в хозяйстве полезным будет! А что не пригодится, то в сарае сгниет – всяко в деле будет!
Во второй мешок унак собирает гребешка, капусту морскую себе на еду, дохлую кету – желтому на еду. Чайка лежит? Давно лежит? Тоже пригодится! Желтые, они все едят! У себя все съели, на Острова смотрят! Тут все съесть хотят! Все никак не нажрутся! Лучше бы друг дружку ели, за пятки кусали!
Хорошо, унаки с русскими дружат. Раз сели чай пить, два ящика выпили, придумали как сделать, чтобы сразу понятно было. И желтым, и американским.
Русские большой камень взяли, в океан воткнули, два раза вверх-копье рядом уронили… Очень похоже получилось. Смотрят желтые на тот камень, и понимают – не достанутся им Острова, как не проси.
Шел унак, про тот камень думал, гребешка собирал. Понял вдруг, что под камнем стоит. А тот высокий, круглый. В небо тянется.
Решил унак под камнем заночевать. Мешки тяжелые, дома жена с детьми, каланы голодные, соседи всякие. А на берегу только крабы бегают, да чайки в небе кричат.
Лучше на песок лечь, чем на постель. Холодно, зато спокойно.
Плавник ножом построгал, инуа сделал, вокруг себя дюжину воткнул – чтобы унършк с берега в океан не забрал. Остальные берестой обмотал, под другой плавник сунул, зажег. Тепло стало, жарко! Унак парку снял, штаны снял, на плавник сел, думает.
Думал, думал… И снится ему, будто унършк рядом стоит, на камень высокий показывает. Как мол, унаки его называют, спрашивает.
Унак плечами пожал, и все унършку сказал, как его, лохматого и вонючего называют. И как маму унършка, и как дедушку его называют – всех вспомнил! У унака память хорошая, всех помнит.
Обиделся унършк, начал пальцем грозить. Посмотрел на него унак, засмеялся. Мы, говорит, с русскими, желтым вон что показываем, а ты тут с пальцем своим!
Еще сильнее унършк обиделся, желтым облаком стал, да и пропал.
Проснулся унак. Сон вспомнил.
Теперь тот камень Непальцем Унършка все называют. Даже желтые.

Кордон "Даниловский" и окрестности (часть 1). Дома, машины и прочие дела человеческие

В начале прошлой недели, мудрое руководство вопросило, а нет ли у меня желания съездить на дальний кордон, погонять собирателей ягод, забредающих на территории заповедника. Мне такие вопросы задавать - это как у ясновельможного пана Заглобы уточнять, готов ли он прибухнуть во славу польскаго оружия. Супруга, разумеется, тоже такой перспективе обрадовалась. Все же, поселок, он однообразен и малость утомителен.
В нагрузку нам выдали ботаника женского полу, потертый "Гармин" с кучей треков и пакет всякой антимедвежьей пиротехники.
Загрузились в "Головастика" - "буханку" с прицепом и поехали.


Район, где все происходило

Где-то через ручьи, где-то по песку, где-то сквозь заросли сахалинской гречихи
Была мысль попробовать прокрасться на "Шыншыле", но после двух третей пути, эта мысль была отброшена как полнейший волюнтаризьм. Так-то, моей отмороженности и двух домкратов хватило бы... Но не на личной же машине!
Collapse )

В продолжении - дороги и тропы, птицы и звери, полозы и креветки. Ну и нас немножко))